raravis: (Default)
Все слова далее не мои, а дублируют тексты по ссылкам.

О потреблении

В последние месяцы крутится в голове такая тема - об увеселительных мероприятиях типа похода в парк аттракционов. Я с некоторых пор замечаю, что дети становятся невротичными после подобных походов. Нездоровый ажиотаж и слабые тормоза. Была мысль, что может быть дело в том, что им много всего хочется, а мы ограничиваем. В Таганроге провели эксперимент: дали покататься на всем, что они хотели. На выходе получили неадекватных детей, у котороый снесло крышу, которые не слышали наших просьб, закатывали скандалы на каждом шагу и явно показывали, что нервная система перегрета. Что это?

Я вообще в последнее время очень четко вижу, как много удовольствий у детей связано с чем-то извне. Я вижу, что это суррогаты. )

О чтении

Эта тема занимает меня уже года 2. Я вдруг перестала понимать, в чем ценность чтения. Почему наше общество так высоко ценит, когда человек много читает? Это стало синонимом знаний. Почему ребенок 5-7-9 лет, который весь день смотрит телевизор или за компом сидит - это плохо, а если он весь день за книжкой проведет - хорошо? Для меня это по сути одно и то же. Это подмена жизни реальной жизнью виртуальной. Ну да, при чтении человек чуть больше активности проявляет, мозгами шевелит. Но ведь он при этом не живет свою жизнь. )
raravis: (слингомать)
Наконец-то добралась прочитать все комменты в давно открытой дискуссии о любви, сохраню кусочек на поразмышлять.

Тут есть огромная разница между парами "Взрослый-Взрослый" и "Родитель-Ребёнок". Я пыталась написать обобщённо, подразумевая и то, и другое. Но если говорить конкретнее (о том, "устраивает" это стороны или нет), то придётся отделить одно от другого.

Если речь идёт о взрослых, то их может очень долго всё устраивать, только с какого-то момента может присутствовать смутное чувство, что тут что-то так. И до момента, пока оно превратится в "не устраивает", может пройти очень много времени, а причины его возникновения могут быть так и не названы словами. И всё это время один будет думать, что всё хорошо (неважно, используется ли слово "любовь" для описания этого состояния), а другой уже не будет в этом уверен. А потом будет уверен в обратном. Т.е. одни и те же отношения, одни и те же факты они будут воспринимать совершенно по-разному.

Если речь идёт о детях, то слово "устраивает" вообще не годится. Пока ты ребёнок, ты просто не знаешь, что есть другие способы жизни и построения отношений в семье. Поэтому принимаешь то, что тебе создают и дают. Потом ты вырастаешь и понимаешь, что тебе создавали и давали не то, что тебе подошло бы больше, а то, что казалось подходящим для тебя твоим родителям. Потом ты с этим что-то делаешь (в широком диапазоне от полного принятия до полного непринятия). Если же, наоборот, ты родитель, то ты сам создаёшь и даёшь то, что считаешь правильным, а мнение твоего ребёнка ты пытаешься угадывать и учитывать в меру своих способностей. Иногда получается, иногда нет.


© [livejournal.com profile] what_ahd_why
raravis: (Default)
Читаючи поутру обо всяких свадебных юбилеях, подумала, что в старину, когда интернет ещё не придумали, а чтение книг было уделом зажравшейся аристократии, человекам в браке приходилось все эти годы общаться преимущественно друг с другом.

А каким цветом вы в детстве рисовали солнце?
raravis: (сова)
Исходная история - здесь.

Как-то шел по дороге мудрец, любовался красотой мира и радовался жизни. Навстречу ему шел человек, сгорбившийся под тяжелой ношей.
- Зачем ты обрекаешь себя на такие страдания? - Спросил мудрец.
- А кто дотащит этот тюк за меня? Ты, что-ли? Или осла мне купишь, может? - Ответил человек, продолжая свое движение. Мудрец изменил свой путь и пошел рядом с ним. Некоторое время они шли молча, мудрец любовался красотой мира и радовался жизни, человек нес свою ношу.
- Ты, может, страдаешь для своих детей? - вдруг спросил мудрец.
- Кто тебе сказал, что я страдаю? - усмехнулся человек и вскинул тюк повыше.
- Ну... Ты это делаешь для своих детей? - Попытался уточнить мудрец.
- Нет. Это я делаю для себя.
- Ну ты же, наверное, делаешь это для себя, чтобы твои дети были счастливы?
Человек сбросил тюк на землю, отер лоб, и внимательно посмотрел на мудреца.
- Мои дети счастливы. И я счастлив. Счастлив ли ты?
- Да, я любуюсь красотой мира и радуюсь жизни. И, кроме того, я мудрец.
- Тогда скажи, мудрец, в чем счастье?
- Счастье - это полнота радостного ощущения текущего мгновения жизни.
- Я тащу на себе этот тюк, и мое тело ощущает текущее мгновение этой жизни. Это не мешает мне любоваться красотой мира и радоваться жизни. И рад, что скоро донесу эту ношу домой и меня встретят жена и дети. Я счастлив. Я не из тех, которые заставляют себя что-то делать и страдают от того, что делают это не для себя, а ради кого-то. Они, видимо, думают, что и живут ради кого-то. И нужны, поскольку без них никак не обойтись, и страдают от своей добродетели. Вот ты, называющий себя мудрецом, зачем обратился ко мне с вопросом?
- Мне показалось, что я могу тебе помочь.
- Если бы ты хотел мне помочь, ты бы взял и помог дотащить тюк. Скорее всего, ты подумал, что можешь научить меня жизни. Но знающий жизнь не станет обращаться с таким вопросом к человеку, исполняющему тяжкий труд. Что же ты хотел мне посоветовать, если бы я пожаловался тебе на свою нелегкую, несчастливую жизнь?
- Я бы сказал: научись вначале сам быть счастливым,тогда и поймешь,как сделать счастливыми своих детей и внуков.
- А я скажу тебе: научись сначала понимать, что счастье для всех разное. Научись уважать труд. Пойми, что труд во благо кого-то другого - это счастье, если это благо необходимо в первую очередь тебе. Как тебя зовут-то?
- Саня. Саня Шубников.
- Кем ты работаешь?
- Мудрецом. Психологом. Учу людей счастью.
- Скажи, Саня, твое учение о счастье нужно людям?
- Да, очень.
- А нужно ли оно тебе?
- Ну разумеется.
- Если бы ты был счастлив, Саня, тебе не нужно было бы это учение.
- Я счастлив! И оно мне нужно!
- Всегда ли ты счастлив?
- Если я и несчастлив, то оттого, что люди несчастливы.
- Если ты и несчастлив, то оттого, что люди не знают, как счастлив ты. Ладно, Саня, мне пора.
Человек долго взваливал свою ношу себе на спину, мудрец стоял рядом и молчал, затем они разошлись.
raravis: (Default)
К предыдущему размышлению или отдельно от него.

Испытание - это преодолённое искушение.
Грех - непройденное испытание.
raravis: (Сначала я молчать хотела...)
Годами поёшь какой-нибудь текст - и ррраз тебе по голове. Сатори.
С собакой вечером по парку - "Молитва Франсуа Вийона".
Темой для медитации послужил первый куплет:

Мудрому - голову,
трусливому - коня,
счастливому - денег.

Список искушений, кто не заметил. Можно сказать иначе: испытаний.

И не забудь про меня...
raravis: (left burunduk)
Лопаю овсяное печенье, думаю о конечности физического бытия. Вот так спокойненько: думаю и лопаю. Еще думаю: а будет ли моё спокойствие неизменным по прошествии пяти, десяти, двадцати лет?

Вчерашняя френдовая лента текла и ветвилась, в ея русле и рукавах неизменно натыкалась на Сизифа. Иногда мне кажется, что он намерен слепить снеговика, так быстро иссякают его силы - легко представить, что камень - это снежный ком: тяжелеет, тучнеет, обрастает подробностями. Инстинктивный выбор из двух зол: быть закатанной-закутанной в снег не так страшно, как побитой камнями.

Еще - из детства - мамина история об альпинистах, успевших до схода лавины вырыть комнатку в склоне, накрыться брезентом и оказаться под слоем снега. Конечно, представляла это себе в духе сказок советского кинематографа: в снежной пещере даже уютно, горит свеча (фонарики надо экономить), суровые люди в лыжных шапочках сидят на рюкзаках, их потом всех непременно спасут... Но произнесённое в детстве произрастает хроническим способом себя куда-то деть: помощь уже идёт, их ищут (и конечно, конечно найдут), а пока человеки молча сидят и ложками на белоснежных стенках своей тюрьмы вырезают бессмысленные узоры - чтобы не заснуть, чтобы не замёрзнуть.

Мыслей, поддающихся изложению, почти две, первая: этот камнепад, этот снежный ком прокатится по мне или над головой - не важно, а я продолжу сидеть и ковырять ложкой снег, чего-то пережидая. Вторая: если бы у Сизифа было веры с горчичное зерно... На каждом пике стоял бы огромный снеговик - на предмет украшения? Не стало бы лавин? Или альпинистов давили бы прямо цельными горами, сошедшими со своих мест, не давая времени на посидеть молча, уставившись в стенку?

Profile

raravis: (Default)
raravis

August 2011

S M T W T F S
  123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:49 am
Powered by Dreamwidth Studios