raravis: (Default)
в "Комсомольской правде" - в данном случае не в названии газеты (оно мне не внушает доверия) и не в громком заголовке дело, просто волну попытались поднять мои знакомые волонтёры, и высокий рейтинг этой статьи (количество прочтений и объём комментариев) может дать возможность вести "журналистское расследование" дальше. Мало шансов, что на этот раз усилия отдельных частных лиц убедят систему повременить с закрытием хотя бы до конца учебного года, но надо попробовать.

Вспомнилась песня Сергея Никитина на стихи Бориса Чичибабина.

Покуда есть охота,
покамест есть дурзья,
давайте делать что-то,
иначе жить нельзя.
Ни смысла и ни лада,
и дни, как решето, -
но что-то делать надо,
хоть неизвестно что.

Ведь срок летуч и краток,
Вся жизнь - в одной горсти,
так надобно ж в порядок
хоть душу привести.
Давайте что-то делать,
чтоб духу не пропасть,
чтоб не глумилась челядь
и не кичилась власть.

Никто из нас не рыцарь... )
raravis: (слингомать)
Приятно иметь общие ассоциации с хорошими людьми, вот [livejournal.com profile] savanda спросила меня - в телефонном разговоре! - по мотивам записи [livejournal.com profile] feruza, есть ли за что любить ноябрь, и я сказала, что конечно же за песню Визбора...

В Ялте ноябрь.
Разрешите о том пожалеть
И с легким трепетом взять вас под руку.
В нашем кино приключений осталось немного,
Так будем судьбе благодарны
За этот печальный, оброненный кем-то билет.


Сохраню себе несколько комментариев на память. )


Ых.
И эх.
Это стих
Про то, что ноябрь – хуже всех.
Декабрь, например, это снег, а снег – это свет.
А ноябрь – это нет.
Декабрь, например, это скоро новый год.
А ноябрь – это вот.
И не надо ля-ля.
В России нет ничего хуже ноября и февраля.
И жить нет силы.
И все постыло.
И так худо,
Что, видимо, у революции ноги растут отсюда.
Скажем, декабрь – это снег, а снег - это пышность и лень.
А ноябрь – это просто мигрень.
Снег – это скрип-скрип-скрип.
А ноябрь – это грипп.
В нем нет ничего хорошего, кроме белых хризантем.
Но от них хочется плакать, а зачем?

([livejournal.com profile] ipheion)


А чего ещё хорошего за прошедшие две недели вы моЖЖете мне порекомендовать?
raravis: (Default)
Самуил Яковлевич Маршак

СТАРУШКА

Старушка пошла продавать молоко.
Деревня от рынка была далеко.
Устала старушка и, кончив дела,
У самой дороги вздремнуть прилегла.

К старушке веселый щенок подошел,
За юбку схватил и порвал ей подол.
Погода была в это время свежа,
Старушка проснулась, от стужи дрожа,

Проснулась старушка и стала искать
Домашние туфли, свечу и кровать,
Но, порванной юбки ощупав края,
Сказала: "Ах, батюшки, это не я!

Пойду-ка домой. Если я - это я,
Меня не укусит собака моя!
Она меня встретит, визжа, у ворот,
А если не я, на куски разорвет!"

В окно постучала старушка чуть свет.
Залаяла громко собака в ответ.
Старушка присела, сама не своя,
И тихо сказала: "Ну, значит, не я!"



Приблизительно так себя мироощущаешь, когда после полутора месяцев разлуки подходишь к своему компьютеру, а почта не логинится. Старушку же эту мне с детства жалко - самый кошмарный сон, когда не можешь вспомнить, кто ты.

Так вот, здравствуйте, все те, кто ещё помнит, кто такая я.
raravis: (Default)
М.Щербакову
И се Эвксинский понт. Все любят этот понт
За то спокойное достоинство, с которым
Он производит шум, барашки, горизонт,
Которого черту окидывая взором,
Легко предположить, что дальше, за чертой -
Волшебные края с маисом, рисом, чаем,
Горами, джунглями - и даже встреча с той,
С которой встретившись, мы тут же заскучаем.
Се цепь придаточных, подобная волнам )
raravis: (Default)

Наше свято место отныне пусто. Чуть стоят столбы, висят провода.
С быстротой змеи при виде мангуста кто могли, разъехались кто куда.
По ночам на небе видна комета - на восточном крае, в самом низу.
И стоит такое тихое лето, что расслышишь каждую стрекозу.

Я живу один в деревянном доме, я держу корову, кота, коня.
Обо мне уже все позабыли, кроме тех, кто никогда не помнил меня.
Что осталось в лавках - беру бесплатно. Сею рожь и просо, давлю вино.
Я живу, и время течет обратно, потому что стоять ему не дано.

Я уже не дивлюсь никакому диву. На мою судьбу снизошел покой.  )
raravis: (Default)

Эсхатология за yглом.
Эсхатологию - в каждый дом.
Эсхатология - наyка yмиpать.

А слишком многие в списке том
Котоpый пpячется там, за yглом,
Слишком многие не соглашаются игpать
В то, что ничего не пpоисходит )
raravis: (гомео-пати)
***

Октябрь, суббота, поздний вечер.
Камин, горячее питье.
Пусть будет плед мой стильно клечат
И мягок, словно взгляд ее...

Фотоальбомы, смех и сплетни
(Типичный женский разговор).
Обзор воспоминаний летних,
Теорий флирта перебор.

Течет беседа безмятежно
О праздном, суетном, смешном;
В ней пауза - глоток. И нежность,
Как море, затопляет дом.

Устроимся с ногами в кресле.
Ах, лишь бы вечер не прошел
Как миг! С тобою мне - чудесно.
Тебе со мною - хорошо.

...Чай выпит. Водка вышла, снимков
Гора отсмотрена. Уснуть
Счастливым сном с тобой в обнимку.
Да будет так. Когда-нибудь.


http://redlis.livejournal.com/756313.html
raravis: (сова)

Скорый поезд летит, нажимая на крепкую насыпь,
Ярким спичечным росчерком воздух тревожа ночной.
Подо мною опять разверзается вязкий анапест,
И словарный запас, словно небо, царит надо мной.

За незрячим окошком страна пролетает косая,
С безграничным терпеньем глотая здоровую злость,
И дамоклова речь над подушкой моей зависает
И мечтает упасть и пронзить мою лобную кость.

Подарите мне небо с сияющей круглой дырою,
Отпустите в летящую черной стрелою страну,
И во сне я глаза широко и привольно открою
И проснусь, и уже никогда навсегда не засну.

[livejournal.com profile] umkaumka

http://community.livejournal.com/ru_umka/388499.html

[livejournal.com profile] cambala

Jul. 31st, 2007 05:55 pm
raravis: (Default)
из комментов

— А дождь, а крепкий чай, а книга?
Постой, нет, в этом что-то есть... —
так мысли я твои отвесть
хочу от гибельного сдвига.

— Не только холод, смрад — не только.
Отчаешься — и вдруг... Как знать?
Ах, жизнь! Она то ножкой топнет,
то ручку даст поцеловать.

Как лик ее в воде дробится,
как рвется тоненькая нить! —
как уговаривают жить
самоубийц самоубийцы.
raravis: (гомео-пати)

А ты имеешь право -
конечно! -
Быть несчастным.
А я имею право - счастливой не с тобой...
Мне жаль, что тьма кромешна,
Что бедам я причастна
Твоим. И что взрослеем
Мы дорогой ценой.

Все это так обычно
И, может, да - противно.
Сто лет зимы. Под настом
Не угадать земли.
Все сложно, говоришь ты?
Да нет, все примитивно.
Могу я быть несчастной,
А хочется - счастли...

© [livejournal.com profile] redlis


А ещё я подумала забавное, раньше не приходившее в голову: пересечения по френдам всегда приятные - открываешь, например, чьё-то юзеринфо, а там десяток имён жирным шрифтом, видишь их и радуешься: "Вон какие у нас с персонажжем хорошие общие френды... И в комментах у них я этот ник встречала, в самом доброжелательном контексте..." - а ведь там ещё пара сотен незнакомых имён, а френд моего френда... впрочем, в некоторых я вполне уверена, только вот пристально почитать всё глазки не доходили.

Зависла здесь и здесь - подумаю об этом завтра.
raravis: (гомео-пати)
У неё сегодня день рождения, коий я праздную, перечитывая "Самый белый свет".
Никак не получалось выбрать какое-нибудь одно, в итоге первое нашла, а второе не поленюсь из книжки по буковке.

* * *

Звук дерева, отъятый канифолью,
стекает вниз, опустошает тело,
пролита медь на олово щеки.
Добавь литавр - и голос колокольный,
расплавленный - оранжевый и белый
звучит во мне, качая потолки.
С пернатой люстры сыплются соцветья,
пылает кровь, панбархат и кокарды,
лорнеты множат окна и очки.
Летит Жизель на мель, на боль, на ветер,
Но дирижёр разбрасывает карты -
их музыканты ловят на смычки,
подбрасывая, как эквилибристы,
жонглируют - но реквизит не бьётся,
привязанный к кобыльему хвосту,
он делит мир на чистых и нечистых.
Мы все плывём - и музыка нам лоцман,
и глухота не верит в немоту.


* * *

Нет ни прочности в этом, ни проку.
Так в себе и живёшь, - почему?
Не оставить, не выйти до срока,
Не раскрасить такую тюрьму.

Достучись до меня, оболочка -
Только фантик, глазам и устам.
А внутри невесомая точка,
И она не легка, не пуста.

Что там дышит, неслышное диво?
Что там бьётся - приникни к груди.
Что там ходит всю жизнь торопливо,
Не стараясь быстрее уйти?

Намели, хлопотливый емеля,
Мне муки полной мерой без дна.
Для того, что живёт в этом теле,
Крепче мёда и слаще вина.

raravis: (Default)
Я список кораблей прочёл до середины...
О.Мандельштам
Мы останавливали с тобой
Каретоподобный кэб
И мчались по Лондону, хвост трубой,
Здравствуй, здравствуй, чужой вертеп!

И сорили такими словами, как
Оксфорд-стрит и Трафальгар-сквер,
Нашей юности, канувшей в снег и мрак,
Подавая плохой пример.

Твой английский слаб, мой французский плох.
За кого принимал шофёр
Нас? Как если бы вырицкий чертополох
На домашний ступил ковёр.

Или розовый сиверский иван-чай
Вброд лесной перешёл ручей.
Но сверх счётчика фунт я давал на чай -
И шофёр говорил: "О'кей!"

Потому что, наверное, сорок лет
Нам внушали средь наших бед,
Что бессмертия нет, утешенья нет,
А уж Англии, точно, нет.

Но сверкнули мне волны чужих морей,
И другой разговор пошёл...
Не за то ли, что список я кораблей,
Мальчик, вслух до конца прочёл?

[livejournal.com profile] cambala

Feb. 14th, 2007 08:48 pm
raravis: (Default)

Надо посуду вымыть, а тянет разбить.
Это отчаянье, Господи, а не лень.
Как это трудно, Господи, — век любить.
Каждое утро, Господи, каждый день.

Мне сквозь окно замерзшее мнился рай,
тусклым моченым яблоком манила зима.
Как я тогда просила:
— Господи, дай!
— На, — отвечал, — только будешь нести сама.

©

[livejournal.com profile] daskalidi

Feb. 13th, 2007 10:20 am
raravis: (гомео-пати)

Я всю жизнь буду путаться в синтаксисе Фукидида,
Заходить в магазин за коробкой томатного сока,
На вопрос "Как дела?", проглотив междометье "Иди ты...",
Отвечать: "Все в порядке... ну да, мне чуть-чуть одиноко..."

Я всю жизнь буду рыться в огромном одном каталоге
И держать на весу развалиться рискующий ящик,
Чтоб когда-нибудь вдруг ощутить между пальцев в итоге
Тот картонный квадратик меж будущим и настоящим.

Я всю жизнь буду биться с одною короткой строкою.
Биться в кровь, языком ли набата иль пламени -- биться,
И молиться -- движеньем руки, поворотом страницы:
"Не оставьте меня. Никогда. Не оставьте в покое".

©
raravis: (гомео-пати)

Касаемо поэзии вообще и моего образования, с ней никаким боком рядом не валявшегося, в частности, у меня - на фоне читающей публики - пожизненный комплекс неофита, озаряемый порой вспышками открытий чудных, коим смело может завидовать каждый, хоть когда-нибудь обнаруживавший себя в вагоне метро с книжкой стихов на коленках и глазами полными слёз. Прочитала сегодня, а могла ведь и десять, и пятнадцать лет назад, впрочем, вряд ли бы так расчувствовалась.


Двадцать сонетов к Саше Запоевой

Любимая, когда впервые мне
ты улыбнулась ртом своим беззубым,
точней, нелепо растянула губы,
прожженный и потасканный вполне,

я вдруг поплыл - как льдина по весне,
осклабившись в ответ светло и тупо.
И зазвучали ангельские трубы
и арфы серафимов в вышине!

И некий голос властно произнёс:
"Incipit vita nova!" Глупый пёс,
потягиваясь, вышел из прихожей

и ткнул свой мокрый и холодный нос
в живот твой распеленутый. О Боже!
Как ты орешь! Какие корчишь рожи!


(читать остальные девятнадцать)
raravis: (гомео-пати)

В Петербурге снег и непогода,
В Петербурге горестные мысли,
Проживая больше год от года,
Удивляться в Петербурге жизни.

Приезжать на Родину в карете,
Приезжать на Родину в несчастьи,
Приезжать на Родину для смерти,
Умирать на Родине со страстью.

Умираешь, ну и бог с тобою,
Во гробу, как в колыбели чистой.
Привыкать на Родине к любови,
Привыкать на Родине к убийству.

Боже мой, любимых, пережитых,
Уничтожить хочешь, уничтожь, ну!
Подними мне руки для защиты,
Если пощадить меня не можешь.

Если ты не хочешь. И не надо.
И в любви испуганно ловимой
Поскользнись на Родине и падай,
Оказавшись во крови любимой.

Уезжать, бежать из Петербурга.
И всю жизнь летит до поворота,
До любви, до сна, до переулка
Зимняя карета идиота.


В том варианте, который кружится у меня в голове, несколько длиннее, а первоисточником - так сложилось - таки пластинка Евгения Клячкина.
скачать - 2,7 Мб

Посмотрела перед новогодьем "Идиота" с Яковлевым.
raravis: (босиком)
В подарок от userinfoФеи

Был домик в три оконца
В такой окрашен цвет,
Что даже в спектре солнца
Такого цвета нет.

Он был еще спектральней,
Зеленый до того,
Что я в окошко спальни
Молился на него.

Я верил, что из рая,
Как самый лучший сон,
Оттенка не меняя,
Переместился он.

Поныне домик чудный,
Чудесный и чудной,
Зеленый, изумрудный,
Стоит передо мной.

И ставни затворяли,
Но иногда и днем
На чем-то в нем играли,
И что-то пели в нем,

А ночью на крылечке
Прощались и впотьмах
Затепливали свечки
В бумажных фонарях.

[livejournal.com profile] nikab

Jan. 18th, 2007 09:09 am
raravis: (Default)

* * *
Жена у капитана
Хозяйка хоть куда —
И слово из кармана
Добудет без стыда.
И выгонит на вахту
Лентяев из кают
И выгодные фрахты
Купцы ей отдают.

Жена у капитана
Прочней, чем паруса —
Навстречу урагану
Шагнет глаза в глаза,
Удержит ставку даже
Играя баш на баш,
И вместе с экипажем
Пойдет на абордаж.

Жена у капитана —
В колоде верный туз.
Везет в чужие страны
Фрегат хороший груз —
И пряности и ткани
И рыбу и фасоль.
Когда-то, в Зурбагане,
Жена была — Ассоль.


И ещё одно.
raravis: (вдохновение)
Проснулась утром в напевании старой-старой щербаковской песни (интересно, я уже постила когда-нибудь этот текст? - что пела в произвольном порядке слов, точно было), выяснила полное отсутствие кассет данного автора и - левой задней - никак не могу найти доступный mp3, ну пришлите кто-нибудь, а?

Ах, оставьте вашу скуку!
Я не верю в вашу муку.
Дайте руку, дайте руку,
И забудьте про мораль.
Повернитесь вы к окошку,
Там увидите дорожку,
Где уходит понемножку
Восемнадцатый февраль.
...

Profile

raravis: (Default)
raravis

August 2011

S M T W T F S
  123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:49 am
Powered by Dreamwidth Studios