raravis: (горизонт завален)
Как обычно, случайно нашла в интернете то, что я у себя в двухтомнике не знаю.

* * *

Город ночью прост и вечен,
Светит трепетный неон.
Где-то над Замоскворечьем
Низкий месяц наклонен.

Где-то новые районы,
Непочатые снега.
Там лишь месяц наклоненный
И не видно ни следа,

Ни прохожих. Спит столица,
В снег уткнувшись головой,
Окольцована, как птица,
Автострадой кольцевой.


Скажете, не по погоде? А по-моему, освежает. Ну, и Москва семьдесят-какого-то года...
Съездила утром на трамвае до ближайшего рынка - одна, одна! - приволокла розовых помидоров, абрикосов, черешни, малины и астр. Говорят, ещё не осень, просто сорт такой... ранний. Вазы на новом месте у меня ещё нет, поставила в кружку, подаренную [livejournal.com profile] deini.
raravis: (Default)

ПАМЯТЬ
Е.Л.
Я зарастаю памятью,
Как лесом зарастает пустошь.
И птицы-память по утрам поют,
И ветер-память по ночам гудит,
Деревья-память целый день лепечут.

И там, в пернатой памяти моей,
Все сказки начинаются с "однажды".
И в этом однократность бытия
И однократность утоленья жажды.

Но в памяти такая скрыта мощь,
Что возвращает образы и множит...
Шумит, не умолкая, память-дождь,
И память-снег летит и пасть не может.

1964


Всё-таки есть счастье - вопреки интернету открыть двухтомник и по буковке выстучать стишие на экран, прочитав предварительно вслух присутствующему при сём Таньчику.

...И чрезвычайно приятно опознавать "своих" по цитатам. Конечно, лучше предварительно знать, что они свои, но по цитатам - приятнее.
raravis: (гомео-пати)

Что-то вылепится
Из глины.
Что-то вытешется
Из камня.
Что-то выпишется
Из сердца.
Будь как будет!
Не торопись!..

Д.Самойлов, 1974
raravis: (сова)

Давид Самойлов

СЛОВА

Красиво падала листва,
Красиво плыли пароходы.
Стояли ясные погоды,
И праздничные торжества
Справлял сентябрь первоначальный,
Задумчивый, но не печальный.

И понял я, что в мире нет
Затертых слов или явлений.
Их существо до самых недр
Взрывает потрясенный гений.
И ветер необыкновенней,
Когда он ветер, а не ветр.

Люблю обычные слова,
Как неизведанные страны.
Они понятны лишь сперва,
Потом значенья их туманны.
Их протирают, как стекло,
И в этом наше ремесло.

1961

raravis: (Default)
***
Дай мне нынче выйти в полночь
В незастёгнутом пальто.
Не нужна ничья мне помощь,
И не нужен мне никто.
И не важно даже - худо
Или хорошо у нас.
Просто я шататься буду,
Несмотря на поздний час.

Потому что в эту полночь,
Раскачавшую прибой,
Вдруг очнёшься и припомнишь,
И узнаешь, что с тобой.

Д.Самойлов, "Залив" (1978-1981)
raravis: (Это мышка. Она спит. (с))

Давид Самойлов

Пусть нас увидят без возни,
Без козней, розни и надсады,
Тогда и скажется: "Они
Из поздней пушкинской плеяды".
Я нас возвысить не хочу.
Мы - послушники ясновидца...
Пока в России Пушкин длится,
Метелям не задуть свечу.

"Залив. 1978-1981"
raravis: (Default)
Как всегда, по возвращении домой в Москву Opera открывает кучу окон, в которых я силюсь распознать то, чем жила в прошлой жизни. Осознание безнадёжной опоздалости за всем недочитанным или неоткомментированным отбивает охоту догонять ушедшие трамваи. В общем, не очень понимаю, что мне в этом безвоздушном пространстве делать... Чувство выпадения из контекста.

Но подвернулось слово - и вспомнилось одно из немногих знаемых наизусть при сплошной белой дыре на месте стиховной памяти.
Заглянула краем глаза в ленту: человечество, за исключением детских коммьюнити, бурлит вокруг 9 мая.

Давид Самойлов

Мне выпало счастье быть русским поэтом.
Мне выпала честь прикасаться к победам.

Мне выпало горе родиться в двадцатом,
В проклятом году и в столетье проклятом.

Мне выпало все. И при этом я выпал,
Как пьяный из фуры, в походе великом.

Как валенок мерзлый, валяюсь в кювете.
Добро на Руси ничего не имети.
raravis: (Default)
Вынырнуть из повседневного, отбросить навязшие в зубах жалобы на жизнь, как спящий Катёнок скидывает одеяло. Впасть как в ересь в стиховный запой, если уж петь не складывается. Моя мама очень любит это стихотворение Давида Самойлова - про "перья грызть" и вообще - оно и звучит во мне маминым голосом. Самойлов, и не он один, - явление в моей жизни наследственное.

БОЛДИНСКАЯ ОСЕНЬ

Везде холера, всюду карантины,
И отпущенья вскорости не жди.
А перед ним пространные картины
И в скудных окнах долгие дожди.

Но почему-то сны его воздушны,
И словно в детстве - бормотанье, вздор.
И почему-то рифмы простодушны,
И мысль ему любая не в укор.

Какая мудрость в каждом сочлененье
Согласной с гласной! Есть ли в том корысть!
И кто придумал это сочиненье!
Какая это радость - перья грызть!

Быть, хоть ненадолго, с собой в согласье
И поражаться своему уму!
Кому б прочесть - Анисье иль Настасье?
Ей-богу, Пушкин, все равно кому!

И за полночь пиши, и спи за полдень,
И будь счастлив, и бормочи во сне!
Благодаренье богу - ты свободен -
В России, в Болдине, в карантине...

Д.С.

Jun. 3rd, 2004 02:33 am
raravis: (Default)
Увлекшись чтением [livejournal.com profile] ptfenix и попутным просеиванием собственных лирикогероических хитросплетений, прохлопала и начало лета, и самойловский бёздник, и ещё многое, что наверняка обнаружится потом...

В порядке построения себя на торжественную линейку, приуроченную к дате, открыла первый том наугад - и вот, совсем новое для меня стишие - а казалось, что по диагонали-то знаю всё наличествующее в двухтомнике.


Престранная наша профессия -
Стихи сочинять на ходу,
При этом держа равновесие,
Подобно танцорам на льду.

Руками при том не размахивай,
Чтоб зря не потешить людей.
Питайся росинкою маковой
И ветром роскошных идей.

Да чем ещё можно бездельнику
Оплачивать аховый труд!
Шатается по Переделкину,
Где в рифму вороны орут.

И думают люди соседские:
Бездельники, мол, чудаки...
Престранная наша профессия -
Гуляючи мыслить стихи...

Д.С.

Mar. 11th, 2004 02:01 am
raravis: (Default)
В порядке внутриусобного диалога с подзамочной записью [livejournal.com profile] eutrapelia - Почему проще говорить о мастерстве, если стихотворение имеет жесткую структуру? - не могла не вспомнить Давида Самойлова.

СВОБОДНЫЙ СТИХ

Свободный стих -
для лентяев,
для самоучек,
для мистификаторов
(когда без точек и запятых).

Но в руках настоящего мастера
он являет
естественную силу речи,
то есть мысли.

Организованный стих
организован для всех -
для посредственности и таланта,
он подстёгивает вдохновение
и подсказывает метафору.

Надо быть слишком уверенным
в собственной ценности,
чтобы посметь изъясняться
свободным стихом.
Отыдите, нерадивые!
raravis: (Default)

Давид Самойлов

ВОЗНЕСЕНИЕ АУГУСТА ЛИМА


МЕСТНАЯ БЫЛЬ

I

Люблю легенды. В них разбег
И краткость. (Ибо я не стайер.)
Пишу, покуда снег не стаял.
Но очень скоро стает снег.
Пишу сугробам. Но люблю,
Чтобы растаяли сугробы,
Чтоб потекли, осели, чтобы
Служили пополненью рек.


II

Вот так же думал Аугуст Лим.
(Но не ручаюсь, что об этом,
Поскольку не был он поэтом,
А просто - нелюбитель зим.)
Он жил в приморском городке,
В домишке чистом и прелестном.
И слыл философом известным.
Сейчас я познакомлю с ним.


III

Мужчина. Лет за пятьдесят... )
raravis: (rararuta)
Давид Самойлов

ФИНАЛ


Любить, терзать, впадать в отчаянье.
Страдать от признака бесчестья
И принимать за окончание
Начала тайное предвестье.

Утратить волю, падать, каяться,
Решаться на самоубийство,
Играть ва-банк, как полагается
При одаренности артиста.

Но, перекраивая наново
Все театральные каноны,
Вдруг дать перед финалом занавес
И пасть в объятья Дездемоны.
raravis: (Default)

I

Он заплатил за нелюбовь Натальи.
Всё остальное - мелкие детали:
Интриги, письма - весь дворцовый сор.
Здесь не ответ великосветской черни,
А истинное к жизни отвращенье,
И страсть, и ярость, и души разор.

А чья вина? Считайте наши вины
Те, что умеют сосчитать свои,
Когда уже у самой домовины
Сошлись концы любви и нелюбви.

И должен ли при сём беречься гений?
О страхе должен думать тот, другой,
Когда перед глазами поколений
В запал курок спускае нетугой.


II

Что остаётся? Поздний Тютчев?
Казалось, жизнь ложится в масть.
Уже спокоен и невлюбчив.
И вдруг опять - стихи и страсть.

Что остаётся? Поздний тоже,
Но, господа благодаря,
Вдруг упадающий на ложе
В шум платья, листьев, октября.

Что остаётся? Пушкин поздний?
Какой там - поздний! Не вчера ль -
Метель, селитры запах грозный,
И страсть, и гибель, и февраль...
raravis: (duda)

АФАНАСИЙ ФЕТ

Лишь сын шинкарки из-под Кёнигсберга
Так рваться мог в российские дворяне
И так толково округлять поместья.
Его прозванье Афанасий Фет.
Об этом, впрочем, нам не надо знать -
Как втёрся он в наследственную знать,
Не надо знать! И в этом счастье Фета.
В его судьбе навек отделена
Божественная музыка поэта
От камергерских знаков Шеншина.
Он не хотел быть жертвою прогресса
И стать рабом восставшего раба.
И потому ему свирели леса
Милее, чем гражданская труба.
Он этим редок, Афанасий Фет.
Другие, получив свои награды,
Уже совсем не слышали природы
И, майской ночи позабыв отрады,
Писали твердокаменные оды.
А он, с почтеньем спрятав в гардеробе
Придворные доспехи Шеншина,
Вдруг слышал, как в пленительной природе
Ночь трелью соловья оглашена.
Открыв окно величию вселенной,
Он забывал про действенность глаголов.
Да, человек он необыкновенный.
И что за ночь! Как месяц в небе молод!
raravis: (Default)
---
Усложняюсь, усложняюсь -
Усложняется душа,
Не заботясь о прошедшем,
В будущее не спеша.

Умножаются значенья,
Расположенные в ней.
Слово проще, дело проще,
Смысл творенья всё сложней.

© Д.С.
raravis: (duda)
***
Навсегда с тобой расстанусь,
Навсегда.
Нарастающая старость -
Не беда.
Не твоя беда, не наша,
А моя.
Предо мной пустая чаша
Бытия.

1987
raravis: (Default)
Дорогой [livejournal.com profile] microft! С рождением тебя!
Рада состоять в современниках.

* * *
Владеть всем тем, что нам дано,
Чем человек богат и чуток!
Не опускаться до того,
Чтобы руководил рассудок!

А отдаваться тем, земным,
Слепым, глухим и безрассудным
Желаньям - тем, что мы храним
Наперекор понятьям скудным, -

Любви, сочувствию, слезам,
Прощенью, отвращенью к крови,
Все это, относясь к азам,
Естественно в своей основе.

(Д.Самойлов)

Клод Моне. Бордигера. 1884
raravis: (Default)
Неужто этого стишия нет на сети? - не нашла. А оно одно из самых моих у Давида Самойлова.

Лирика

Лирика! "Я", обращенное к "Вам"?
Нет! Обращенное в ночь!
Лирика - осуществление драм,
Где никому не помочь.

Это не жалоба. Чистая кровь,
Что вытекает из жил.
Здесь, как беда, возвращается вновь
Всё, чем когда-то ты жил.

Это не песнь, не печальный мотив,
Пусть он безмерно высок...
А Маяковский, Её проводив,
Пулю пускает в висок.
raravis: (Default)
Нашла у Давида Самойлова созвучное дню стишие, интересно, какого года.

Начать с себя. Не ждать, покуда
В слезах покается злодей.
Мы не парадная посуда,
Что выставляют для гостей.

Не надо выходить на паперть,
Рвать с воем вороты рубах.
А надо разом сдернуть скатерть,
Не пожалев о черепках.

Все это выкинуть на свалку -
Страх, недоверье и корысть.
Не ввязываясь в перепалку
С тем, для кого копейка - жисть.

А, обобрав репей приставший,
Очистить волю и судьбу,
Чтоб отвечал за нас не старший,
Не в пядях о семи во лбу.

Без фанфаронства самохвала,
Без злобы и впаденья в раж, -
А надо начинать с начала:
Хоть с азбуки и с "Отче наш".


Апдейт: а ведь действительно нет этого стишия в двухтомнике.
raravis: (Default)

Моцарт в легком опьяненье
Шел домой.
Было дивное волненье,
День шальной.

И глядел веселым оком
На людей
Композитор Моцарт Вольфганг
Амадей.

Вкруг него был листьев липы
Легкий звон.
"Тара-тара, тили-тики,-
Думал он.-

Да! Компания, напитки,
Суета.
Но зато дуэт для скрипки
И альта".

Пусть берут его искусство
Задарма.
Сколько требуется чувства
И ума!

Композитор Моцарт Вольфганг,
Он горазд,-
Сколько требуется, столько
И отдаст...

Ox, и будет Амадею
Дома влет.
И на целую неделю -
Черный лед.

Ни словечка, ни улыбки.
Немота.
Но зато дуэт для скрипки
И альта.

Да! Расплачиваться надо
На миру
За веселье и отраду
На пиру,

За вино и за ошибки -
Дочиста!
Но зато дуэт для скрипки
И альта!

Давид Самойлов

Profile

raravis: (Default)
raravis

August 2011

S M T W T F S
  123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 05:00 pm
Powered by Dreamwidth Studios